?

Log in

No account? Create an account

Жизнь справедлива.

Хоббит и Дракон. Пустошь Смауга.
san_emelyan
51716

Наконец добрался до нового Хоббита, впечатления не однозначные, зато их много. Итак по порядку.

Странное ощущение от динамики фильма – сначала кажется, что не хватает движения, так называемого экшена, несмотря на обилие драк и погонь с самого начала; потом начинает казаться, что с этим самым экшеном перебор. И только потом когда в голове все уложилось, понимаешь, что все дело не в количестве этих самых драк и погонь, а в том как они вплетены в сюжет. Услышали про медведя – бежим! благо есть куда; только заперли гномов в эльфийской темнице – их уже идет спасать Бильбо и сразу понятно, что спасет. Эльфы превратились в персонажей «матрицы», а Леголас постарел и стал очень странным – с выражением лица а-ля зомби. Помимо часто упоминаемых претензий к количеству графики и перегруженности экшеном ради экшена, лично у меня главный вопрос вызвали собственно главные герои, а точнее раскрытие их характеров и взаимоотношений – из гномов заметен только Торин, остальные прописаны как будто пунктиром. Хоббит вообще выглядит почти как статист, за исключением диалога с драконом он весь фильм только демонстрирует кольцо, напоминая зрителю, что это приквел ВК.

Получилось написать в основном о минусах, плюсы очевидны и так – атмосфера, красочные и динамичные сцены (хоть по большей части и нарисованные), эпичность (хотя и слегка не дотягивающая до ВК). Понравились – пауки, король эльфов и озерный город, вся сцена с драконом.

Что еще? Как бы «любовный треугольник» - не верю!

Дракон – эпичный и шикарный, верю!


About love, with love...
san_emelyan
Пусти ее в свое сердце. Узнай, как одинок ты был.
Ты увидишь, насколько прекраснее стал весь мир, когда есть с кем поделиться этой красотой. Ты поймешь, что все, что ты делал и делаешь – все ради нее. У тебя не будет поводов для радости, потому что сама жизнь – жизнь с ней – бесконечная радость. Не бал-маскарад и не эйфория в преддверии беспамятства, а вера в то, что каждый миг важен и драгоценен, в то, что ты становишься лучше и чище, проходит любая боль, и достижимо все, кроме забвения.
Доверься ей. Узнай, как бесстрашен ты можешь быть.
Ты будешь подниматься все выше, не чувствуя холода ветров и обжигающего солнца, потому что она научит тебя терпеть боль.
Ты думаешь, что именно она дает тебе крылья, но какое это имеет значение, если ты можешь летать? Ты будешь обнажен и беззащитен перед ней. Ты будешь слеп, когда дашь ей свою руку, и она поведет тебя к самому краю бездны.
Она заберет часть твоего сердца и души навсегда, а все, что дала взамен - унесет с собой уходя.
Ты узнаешь, как тяжело терять то, что ты придумал сам, неосязаемую эфемерность, чудо прикосновения к чьей-то душе. Как страшно падать с вершины мира, уже без крыльев, от которых остались лишь фантомные боли.
Ты падаешь… и разбиваешься на части… и собираешь себя по частям… и вот - получается уже кто-то другой.
Тот, кто ценит одиночество, и не стыдится своего страха; тот, кто прячет лицо от ветра и палящего солнца, потому что боль перестает казаться сладкой, когда нет надежды на избавление.
Теперь это ты - и ты хочешь верить, что забвение достижимо, а пока…

Ты притворяешься, что ее нет. 

Маскарад и Ницше.
san_emelyan
Вот мы и собрались снова. Послушать друг друга, поделиться своей радостью или грустью, быть может, просто потрепаться о погоде, а может приоткрыть что-то сокровенное, почти тайное, почти стыдное, такое, о чем хочется рассказать хоть кому-нибудь. Понимая, что лучше не надо. Понимая, что можешь пожалеть о своей откровенности. И не в силах удержаться от нее. Садитесь поближе, ведь мы будем говорить полушепотом – а как иначе? Ведь мы же сидим в полутьме - мы прячем глаза. Мы смотрим на огонь вокруг которого собрались.
Добрый вечер. А это непременно вечер, поздний, почти ночь…
Пусть он будет ненастным – так проще почувствовать доверие друг к другу и объединившему нас уюту и теплу, а доверие понадобится. Ведь мы уже почти готовы приоткрыть свои тайны, поговорить о том, о чем обычно молчат. Нет, это не реалити шоу – это скорее возможность заглянуть в замочную скважину…
Время искушения.
Хотелось ли вам узнать, что говорят о вас в ваше отсутствие? Что на самом деле думают о вас люди, с которыми вы общаетесь каждый день? А может лучше не надо, а? Вспомните все, что вы говорили о ком-то, свои мысли и эмоции по поводу людей – готовы ли вы поделиться ими? Разве мы не жалеем порой даже о произнесенных словах? Разве не бывает нам стыдно за свои мысли и поступки? Может лучше оставить все как есть?
Мы часто не понимаем мотивов других людей, не одобряем их поступков, - странные люди! - думаем, или того хуже. Ну вот еще – я бы такую глупость (или подлость) никогда не сделал! И о нас думают точно так же. (Да-да, и о тебе тоже!)
В то же время мы нарушаем данные даже самим себе обещания, откладываем все дела на послезавтра, спим с чужими женами, а потом ревнуем своих, предаем друзей, думая, что они нас простят, влюбляемся в тех, в кого не надо и не замечаем тех, кто любит нас.
Мы настолько привыкли быть лицемерами, что даже не считаем это пороком. Это – необходимость, негласный социальный договор, привычка к вежливости.
В каждом из нас есть эти хранящиеся в темных углах тайны, воспоминания, страхи, из-за которых мы способны понимать и прощать пороки других.
Когда ты открываешь кому-нибудь свои секреты, обнажаешь кусочек своей темнеющей души – ты ждешь осуждения, негодования, презрения, боишься повергнуть людей в шок – наивный!
Вспомни, как сам выслушивал ты эти откровения, и как легко ты отпускал чужие грехи, как мало твоих чувств было задето!
Потому что узнаешь в исповедующемся себя (очнись! неповторимая красота снежинки – это не про тебя, даже твои пороки – дешевый мейнстрим!), судишь по себе – а сам тоже не ангел, далеко не…
Но минуты откровений так редки, так недолги – и вот за окном светает, огонь давно превратился в угли, пора уснуть, чтоб наутро пожалеть о своей излишней откровенности, отпустить все грехи, снова надеть привычные маски, и продолжать…
Просто продолжать.
«Всякий глубокий ум нуждается в маске, - более того, вокруг всякого глубокого ума постепенно вырастает маска, благодаря всегда фальшивому, именно, плоскому толкованию каждого его слова, каждого шага, каждого подаваемого им признака жизни» – сказал Ницше.
Так давайте думать, что свои маски мы носим именно поэтому… 

Одиночество
san_emelyan
Читать между строк, подбирать синонимы,
Играть словами – как верить синоптикам:
Никто не в выигрыше.
А мы в этих глупых клише
Увязли, напрочь забыв, искренне –
О том, что не в спорах рождается истина,
А в монологах надрывных заполночь –
Когда не у дел самодостаточность.
Когда как над бездной – стоишь,
Идешь – вязнешь в омутах,
А так хотелось всего лишь быть понятым!
Или, хоть на секунду, - услышанным.
Слова - ком в горле, выше, выше…

Вот все, что не удалось выплакать –
Теперь просто очередная строка
В письме (что не может никак сгореть,
Отсырев в этом чертовом сентябре).
Лишь ему по нраву мои слова –
Видно их повторяет слышно едва
Дождь, что за окном бормочет.
И осенней длиннеющей ночью
«Уединение» – среди прочих слов –
Незаметно
Превращается в «одиночество».

Всемирный день цинизма.
san_emelyan

Общество потребления. Хомо потребляющий. И он же – объект этого потребления. Мы живем в циничном мире, и сами мы – расчетливые, прагматичные люди. Нам так проще, мы, может быть, так приспособились выживать. Мы оцениваем, примеряем, делаем прогнозы, ищем компромисс, ждем чего-то лучшего от жизни. А главное верим, что мы этого лучшего непременно достойны.
И чего-то ждем…И кого-то теряем… И – так легко – забываем, забываем…

А время сглаживает углы; а избирательность памяти рождает сожаления. Сожаления, как в одной хорошей песне – чудовища, созданные, чтобы исчезнуть. Бывает чувство, когда смотришь на себя, каким ты был полгода, год назад, словно со стороны. Порой сомневаешься в правильности принятых решений. А порой думаешь – молодец, все правильно сделал, ай да я, ай да сукин сын! - когда сталкиваешься с людьми, с обстоятельствами, воспоминания о которых время уже сгладило, и понимаешь, как был прав тогда. Отказался, ушел, расстался, изменился – и был чертовски прав. Так и падут сомнения, сожаления и прочие обреченные пасть.

Что порой связывает людей? – совместная работа, общая краткосрочная цель, общая проблема, хороший секс. Как этого мало! – обнаруживаешь, когда проблемы решены, цели достигнуты, желания пресыщены – и вот: пустота, скука, разочарование.
Внезапно: с человеком, которого считал другом, единомышленником, партнером, возможно будущим супругом, - трудно находиться в одной комнате, не о чем говорить, нет общих интересов.
Мучительный поиск тем для разговора, попытки занять время, проведенное вместе – так медленно тянущееся время! – хоть чем-то…
Показное внимание, вежливость, неискренний смех, - как я мог считать его другом? Как я мог с ней встречаться? Как? Как…

Все мы идем на компромиссы – за неимением лучшего соглашаемся на то, что под рукой, надеемся на то, что кто-то изменится (естественно став лучше для нас). И так удивительно редко! - так поздно! – понимаем, что к нам часто относятся так же.
И вот ты – чей-то компромисс: ты - прокатный автомобиль на время ремонта; ты - съемная квартира, пока не дали ипотеку; ты - случайная работа, пока не подвернулась более подходящая.
Совсем другое отношение к этому – не правда ли? Ведь каждый уверен в своей полноценности, даже уникальности – и в равной степени поглощен страхом никогда не встретить того самого, взаимного, искреннего, естественного, всепрощающего и совершенно иррационального чувства настоящей дружбы или любви.

И снова...
san_emelyan
С бестией рыжей мы одинаковой масти.
Оба привыкли метаясь меж тенью и светом –
Гаснуть, сверкать, и спешить, разрываясь на части,
Осознавать безысходность, любить безответно.

Краситься хной и грустить, не бояться простуды
И лицедействовать перед пустеющим залом.
Лишь первый снег ледяным поцелуем иуды
Пьесу прервет, как всегда не дождавшись финала…

Это игра – невзначай очаровывать, сниться,
Листья сжигать, вспоминать пережитые строки
Небу болезненно-синему словно молиться –
Как и оно быть бездонным, нагим, одиноким.

Сбросив одежды - так безмятежно и щедро,
И без стыда оставаясь под пристальным взглядом,
Вновь обнаженная осень вальсирует с ветром…
А обескровленный мир гибель ждет - как награда.

Август. Туманы…
san_emelyan

Первый августовский день встретил меня густым туманом над рекой.

Словно давая понять, что время, когда все прозрачно и просто подходит к концу – лето идет к концу. Время, когда не хочется – да и не нужно – принимать никаких решений, время невероятного чувства свободы, и ожидания что вот-вот должно случиться что-то особенное…

Всё. Кончено. Становится очевидно, что туман сам собой не рассеется, нужно идти, пусть на ощупь, пусть в неизвестность, но идти – искать в этом бесконечном мире невидимых голосов и неосязаемых движений свой путь. Себя…
Как иногда непросто ответить на самые простые вопросы – зачем ты здесь? чего ты хочешь? к чему стремишься прийти в итоге? – зачем ты делаешь то, что делаешь, наконец! Остается завидовать тем, кто этими вопросами не задается вовсе. Или сочувствовать им…

Проще всего плыть по течению – идти туда, куда идут все, выбрать себе занятие, чтоб только не противно было ходить на работу; тратить деньги, чтоб угнаться за своим мнимым статусом, и не казаться хуже других, или чтобы забыться и представить, что вся твоя правильная, размеренная жизнь – лишь мираж, сон, морок, и лучший мир, которого ты достоин, он близок, достижим…

Но не каждый на это способен. Одна мысль терзает меня – я могу, и я хочу сделать что-то большее, оставить после себя след. Оставить после себя что-то осязаемое, быть может …вечное? Мир бесконечных возможностей и всеядных потребителей смеется надо мной – что же ты будешь делать? Писать картины или гениальные песни? Создашь финансовую империю или новую социальную сеть? Поставишь олимпийский рекорд или изобретешь вечный двигатель?

Тут уж впору завидовать тем, кто с самого начала осознал свое призвание и не представляет себя нигде больше. А как быть, если не осознал? Если разъедающая изнутри борьба противоречий – желание вырваться из порочного круга, сомнения в своих силах, возможность делать сразу все к чему у тебя есть хоть какие-то способности, и осознание того, что нужно выбрать что-то свое, особенное, то к чему ты призван – все это не дает спокойно спать, нарушает все планы, постепенно поглощает тебя всего.

Когда-то, прочитав «Бегство от свободы» Эриха Фромма, я был удивлен, даже шокирован тем как изменилось самосознание человека за несколько веков, то что сейчас кажется нормой, раньше даже не приходило в голову. «Занимая определенное, неизменное и бесспорное место в социальном мире с самого рождения, человек был закреплен в какой-то структурированной общности; его жизнь была с самого начала наполнена смыслом, что не оставляло место сомнениям, они и не возникали. Личность отождествлялась с ее ролью в обществе; это был крестьянин, ремесленник или рыцарь, но не индивид, который по своему выбору занимается тем или иным делом. …общество не лишало индивида свободы уже потому, что «индивида» как такового еще не существовало». Тогда эти слова шокировали меня, мне казалось невероятным не осознавать свою индивидуальность, не иметь свободы выбора. Прошло время, и возможность с самого начала пойти только в одном направлении, чувствуя, что твоя жизнь заранее осмысленна и предопределена, порой стала казаться довольно привлекательной.

Но времена, когда человеком управляли традиции и иерархия средневекового общества, давно канули в лету. Теперь нами правит страх – быть не таким как все, или слишком похожим на окружающих.

Страх ошибиться и пойти не туда.

Страх, что делать выбор уже слишком поздно, что не успеешь прийти к своей цели.

Страх остаться одному в этом слишком длинном путешествии в поисках себя.

Страх открыть душу человеку, казавшемуся таким близким, и увидеть лишь недоумевающий взгляд.

Что же остается? - наедине со своими мыслями ждать, когда рассеется туман, когда уйдут все сомнения и правильный путь откроется сам собой?

Что ж, возможно. Но это бездействие - куда больший риск, чем возможность ошибиться, чем что-либо другое.
Август. Туман сгущается, лето идет к концу, и мне пора в путь. Нужно идти, пусть на ощупь, пусть в неизвестность, но идти – искать в этом бесконечном мире невидимых голосов и неосязаемых движений свой путь. Себя…


Свобода.
san_emelyan

Свобода. Какая она? Для кого она? Почему мы все ее так хотим?

Хотим свободы…

Кажется, она сродни счастью, ощущению счастья, которое не может быть постоянным – это не состояние, а едва уловимое, секундное замирание сердца, вызывающее слезы, или улыбку…
И можем почувствовать мы эту свободу, только если были совсем не свободными, в момент, когда одно казавшееся бессрочным рабство должно смениться другим, но еще не сменилось.

Окончил школу или институт – кажется: вот она свобода, самостоятельная взрослая жизнь! ан нет, и тут проблем хватает, да еще похлеще прежних. Вот и вся свобода.
Вырвался, освободился от умирающих, ставших мучительными отношений, никому ничем не обязан, ура! – как будто весь мир у твоих ног. Никогда больше – думаешь. Как же сладко распоряжаться собой единолично! – свобода! А потом все заново… Но свобода то была! Была!

Или уволился, скажем, с работы – ну чем не свобода?!
Идешь себе белым днем по улицам, и ни-ку-да тебе не надо. Люди спешат себе куда-то, лица хмурые, а ты – улыбаешься, и плевать какой день недели, и завтра не утром не вставать, ээээх!

И как же я столько терпел – думаешь – весь день ждал, когда он закончится, всю неделю – пятницы, и любил ее больше воскресенья, зачем так жить? А теперь – я свободеееен!

…а потом ищешь новую работу.

А можно еще выйти в зимний пасмурный день, когда никто не хочет оставаться под низким свинцовым небом, и оттого кажется что ты в мире почти один, – выйти в заснеженное поле, где не видно ни людей, ни машин, ни домов, а только снег, снег.…И брести по колено в этих сугробах, пока хватает сил, а потом лечь и смотреть в бесконечное, неуютное серое небо, никем не любимое и поэтому такое твое.… Смотреть, пока не растворишься в нем без остатка, пока случайные мысли о земном, насущном не начнут вызывать недоумение – как, я и об этом думал?

Но приходит время, и ты возвращаешься к тем самым, земным и насущным. Которые уже не кажутся таким тяжким бременем, ведь благодаря им ты хоть изредка, но можешь прикоснуться к самой настоящей свободе.

А если действительно можешь позволить себе все, и нет ни проблем, ни обязательств, то какая же это свобода – это скука смертная. Скука…


Весной про осень
san_emelyan

Пахнет прелыми листьями, зябкой влажной прохладой,
Написала все письма и обереги сплела нам
Из багряных волос своих. У полночных костров
Слишком яркими звездами будоражила кровь.

Бросив взгляд исподлобья – словно злая богиня –
Становилась холодной, чуть подернутой инеем,
Или всепоглощающим изверженьем Везувия.
Осень пахнет отчаяньем, осень пахнет безумием.

…Был живым и горячим мокрый пепел у ног.
Это – прошлое, значит – оставлять за спиной.

Осень – словно с поэтом разговаривал бог.
Осень пахнет тобой,
                           осень… пахнет тобой.


Он пахнет дымом...
san_emelyan
Он пахнет дымом, как воспоминанье
О тлеющем огне. Причиной слез
Он был порой. Поплачь и на прощанье –
Он создан для тебя и умерщвлен.

Не ты одна из-за него заплачешь
Над пламенем осеннего костра.
Ты говорила, он пугливый мальчик?
Но храбр не тот, кому неведом страх.

Он был тебе проклятьем и наградой,
Он для тебя был умерщвлен и создан…
И ты одна (нет даже листопада)
Танцуешь августовским звездам.